Как освобождали Николаев: что произошло в ночь с 25 на 26 марта 1944 года?


Упорные бои за Николаев, длившиеся 10 дней, начались еще 18 марта 1944 года. Много беспримерных подвигов совершили воины в боях за город. Героическим был подвиг 68 десантников — отряда под командованием ст.лейтенанта К.Ф.Ольшанского, — которые в ночь с 25 на 26 марта высадились в районе элеватора и двое суток отбивали яростные атаки противника. Они уничтожили свыше 700 гитлеровских солдат и офицеров. За проявленный героизм, мужество и отвагу, всем им присвоено звание Героя Советского Союза, 56 из них — посмертно.

Одесская операция войск 3-го Украинского фронта и Черноморского флота началась 26 марта 1944 года наступлением войск 6-й, 5-й ударной, 28-й армий и 2-го гвардейского механизированного корпуса в районе города Николаева. Для оказания помощи наступающим войскам в овладении городом командующий 28-й армией генерал-лейтенант А. А. Гречкин приказал высадить в Николаевском порту десант морской пехоты с задачей завязать бой в тылу немецких войск, вызвать панику и отвлечь часть сил противника с фронта. Выполнение задачи возлагалось на 384-й отдельный батальон морской пехоты, входивший в состав Одесской военно-морской базы. Десантный отряд из 55 добровольцев возглавил старший лейтенант К. Ф. Ольшанский; его заместителем по политической части был назначен капитан А. Ф. Головлёв, начальником штаба — лейтенант Г. С. Волошко.

В посёлке Октябрьский (село Богоявленское), расположенном на берегу Южного Буга, были найдены восемь дырявых и рассохшихся рыбачьих лодок; силами бойцов они были приведены в относительный порядок. Десанту также были приданы два связиста с рацией и десять сапёров из 57-го отдельного инженерно-сапёрного батальона 28-й армии. А. И. Андреев, самый молодой из местных рыбаков, вызвался быть лоцманом по Южному Бугу. На вёсла сели семь рыбаков и 12 понтонёров из взвода М. К. Добрина 44-го отдельного понтонно-мостового батальона.

Десантники были хорошо вооружены: у каждого винтовка или автомат, гранаты, финские ножи, сапёрные лопаты, у командиров — автоматы, гранаты, пистолеты «ТТ», ножи; имелись также пулемёты и противотанковые ружья. На каждого десантника приходилось не менее двух тысяч патронов и десяти гранат.

Встречный штормовой ветер замедлил движение баркасов; старые лодки постоянно давали течь. После прохождения Сивирского маяка в двух километрах севернее Богоявленска одна лодка развалилась; отряд пристал к берегу и переформировался — рыбаки и понтонёры покинули отряд, за вёсла сели сами десантники. В результате преодоление пятнадцати километров до точки высадки заняло более пяти часов. Из-за этой задержки сапёры, окончив разминирование, не смогли вернуться в своё расположение до рассвета и вместе с лоцманом остались в составе отряда.

В 4 часа 15 минут 26 марта 1944 года морские пехотинцы скрытно высадились в торговом порту, сняли часовых, и, заняв несколько зданий, организовали круговую оборону в районе элеватора. Связисты передали радиограмму об успешном начале выполнения боевой задачи. При осмотре территории элеватора отряд понёс первую потерю — подорвался на мине старшина 1-й статьи В. И. Бачурин.

Утром факт захвата элеватора был обнаружен противником. Предполагая, что им противостоят партизаны, немцы предприняли попытку уничтожить десант небольшими силами, но, встретив неожиданно сильное сопротивление, отошли на исходные позиции. Далее в ходе непрерывного многочасового боя противник вводил в бой свежие части, артиллерию, шестиствольные миномёты и танки; в попытках выбить десантников из зданий применялись огнемёты и дымовые шашки. Десантники несли потери, но каждая новая атака отбивалась шквальным огнём. В батальон поступила вторая радиограмма: «Вступили в соприкосновение с противником. Ведём ожесточенный бой, несём потери».

Вечером 26 марта десант радировал в штаб батальона: «Противник атакует. Положение тяжёлое. Прошу дать огонь на меня. Дайте быстро. Ольшанский».

Бой продолжался и в ночь на 27 марта. Потери продолжали расти: разрывом снаряда были убиты оба радиста и уничтожена рация; в живых оставалось всего 15 десантников. Несмотря на полученное ранение, Ольшанский продолжал командование отрядом. Опытному разведчику, старшине первой статьи Юрию Лисицыну было приказано доставить в штаб батальона донесение, доложить о готовности десантников биться до последнего и запросить поддержку с воздуха. Он успешно перешёл линию фронта, но уже вблизи расположения советских войск подорвался на мине. С повреждённой ногой ему удалось доползти до своих и передать пакет.

Десантники вели себя геройски. Тяжело раненый в живот Чумаченко, подбадривая подчинённых, до последнего вёл огонь из автомата. Когда в обороняемый Г. Д. Дермановским сарай заскочили гитлеровцы, он, собрав последние силы, набросился на немецкого офицера и зубами вцепился ему в горло; немцы навалились на десантника, но оттащить его от офицера не смогли. Очередная атака противника началась при поддержке танков, в то время как у оборонявшихся не осталось исправных противотанковых ружей; матрос В. В. Ходырев, которому осколком снаряда оторвало руку, вызвался «встретить их по-севастопольски». Ценой собственной жизни он уничтожил подошедший почти вплотную к зданию вражеский танк двумя связками гранат, тем самым сорвав атаку.

После гибели Ольшанского и всех офицеров командование отрядом принял старшина 2-й статьи К. В. Бочкович.

Материал из википедии

http://mk.archives.gov.ua/pubonsite/91-pubnashkayvov.html

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s