Париж и «Три мушкетера»


А знаете ли Вы, что в Париже имеется много интересных мест, связанных с романом «Три мушкетера» и с самим Александром Дюма? Приглашаю всех желающих на «литературную» прогулку по столице Франции!

Сам Александр Дюма в бронзе.

Это последняя работа известного художника-графика, мастера иллюстрации Гюстава Доре. А. Моруа («Три Дюма») пишет: «Гюстава Доре вдохновил сон Дюма-отца, когда-то рассказанный им сыну: «Мне приснилось, что я стою на вершине скалистой горы, и каждый ее камень напоминает какую-либо из моих книг». На вершине огромной гранитной глыбы — точно такой, какую он видел во сне, сидит, улыбаясь, бронзовый Дюма. У его ног расположилась группа: студент, рабочий, молодая девушка, навеки застывшие с книгами в руках». Стоит памятник на площади Мальзерб, где находилась последняя квартира писателя, и его можно увидеть прямо от выхода из одноименной станции метро (M° Malesherbes — название по-французски для тех, кто захочет найти станцию на плане Парижского метро).

Шевалье д’Артаньян собственной персоной восседает с обратной стороны пьедестала памятника А.Дюма. Именно его видишь первого, когда подходишь к памятнику от станции «Мальзерб».

Конечно, Доре изобразил здесь д’Артаньяна — героя романа «Три мушкетера», а не того д’Артаньяна, чьи мемуары писатель обнаружил в библиотеке. «Дюма заимствовал фабулу мемуаров, кое-что изменил, кое-что дополнил, не знал еще, что мемуары подложные. Их написал отставной офицер Гатьен Куртильс де Сандра, живший значительно позже событий, описанных в мемуарах и в романе «Три мушкетера». Де Сандра положил в основу своих вымышленных мемуаров ряд подлинных фактов и в том числе события из жизни Шарля де Батц Кастельморо д’Артаньяна, которую он знал достаточно подробно. Биография этого человека была настолько богата приключениями, что если бы д’Артаньян владел пером столь же искусно, сколь оружием, то перед его воспоминаниями побледнел бы любой вымысел романиста» — это цитата из статьи о жизни реального д’Артаньяна (Б. Бродский и Л. Лабезникова, » Наука и жизнь»,N 10, 1964). И этого второго, а точнее — первого, д’Артаньяна Париж тоже помнит и чтит.

Мемориальная доска на угловом доме улицы Бак и набережной Вольтера (M° Rue du Bac) оповещает о том, что здесь жил Шарль де Батц- Кастельмор д’Артаньян, капитан-лейтенант мушкетеров Людовика XIV, убитый под Маастрихтом в 1673 году и увековеченный Александром Дюма. Что ж, правильное место жительства выбрал капитан-лейтенант, прямо у Королевского моста через Сену, напротив Лувра, главного места своей службы.

Улица Бак, д.1. Здесь когда-то жил капитан-лейтенант д’Артаньян  На этой фотографии мемориальная доска видна в правом нижнем углу. А еще правее, в нескольких шагах от жилища д’Артаньяна, в домах 13-17 по улице Бак располагались казармы мушкетеров, где большинство из них получили жилье за счет казны. Кстати, именно в бытность д’Артаньяна капитаном мушкетеров это и произошло (1670г.). Увы, до наших дней казармы не сохранились и нынешние дома №13, 15 и 17 ничем особенным кроме своего исторического месторасположения не отличаются.

Улица Могильшиков (ныне улица Сервандони). Бывшая улица Могильщиков, а ныне улица Сервандони змейкой сбегает вниз от улицы Вожирар к церкви Сен-Сюльпис. Это теперь она находится в самом сердце Парижа, в двух шагах от Люксембургского сада и Сен-Жермен-де-Пре, а во времена мушкетеров это было предместье, лежащее за городскими стенами. Неудивительно, что именно здесь д’Артаньян нашел пристанище по своему кошельку.

Улица Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier) выходит к главному — восточному — фасаду церкви Сен-Сюльпис, одна из башен которой видна в глубине. А улица Сервандони (Могильшиков), где обитал д’Артаньян, отходит от южного фасада церкви. Так что, действительно, от своей квартиры до дома де Тревиля д’Артаньяну было рукой подать.

Дом д’Эгильонов — Малый Люксембург со стороны улицы Вожирар. После того, как Мария была выслана молодым Людовиком XIII из Парижа за интриги, она фактически начала войну против своего сына, в которой вскоре потерпела полное поражение. Благодаря искусству своего  давнего приближенного Ришелье (тогда еще простого епископа) королева-мать сумела помириться с сыном, а Франция избежала гражданской войны. В награду Ришелье получил титул кардинала и Малый Люксембург как личный подарок от Марии Медичи.

Впоследствии Ришелье завещал Малый Люксембург своей племяннице Мари-Мадлен ле Виньеро, для которой он выхлопотал у короля титул герцогини д’Эгильон. Мари-Мадлен вышла замуж в 16 и овдовела в 18. Она была очень набожна и хотела стать монахиней, однако Ришелье запретил ей идти в монастырь. Мари-Мадлен переехала к нему в Малый Люксембург, посвятив свою жизнь благотворительности и заботам о дяде-кардинале. Последнее порождало у современников множество сплетен — у Дюма про это сказано так:
«… великий человек, которого так глубоко чтил г-н д’Артаньян-отец, служил здесь посмешищем для мушкетеров г-на де Тревиля. Одни потешались над его кривыми ногами и сутулой спиной; кое-кто распевал песенки о его возлюбленной, г-же д’Эгильон, и о его племяннице, г-же де Комбалэ, а другие тут же сговаривались подшутить над пажами и телохранителями кардинала» (тут Дюма не совсем точен: г-жа ‘Эгильон и г-жа де Комбалэ — это одно и то же лицо: де Комбалэ — это фамилия Мари-Мадлен по умершему мужу).

Вот так и превратился Малый Люксембург в особняк д’Эгильонов. Правда произошло это уже после смерти Ришелье, когда хозяйкой во дворце осталась Мари-Мадлен, герцогиня д’Эгильон. Но что для эпического романа смещение названий на какие-то 10-15 лет? Вполне допустимо…

Монастырь Дешо. Монастырь кармелитов Дешо, где у д’Артаньяна была назначена дуэль с Атосом, дожил до сегодняшнего дня (ул. Вожирар, 70-72-74) и ныне, в отличие от 17-го века, существует во вполне приличном виде, хотя и зажатый со всех сторон более молодыми домами.

Название монастыря происходит от слова «дешоссе» — разутый, поскольку монахи при входе снимали обувь. От «бесплодных пустырей» сохранился только монастырский двор, где собственно и должна была состояться дуэль, положившая начало дружбе четырех мушкетеров. Вполне возможно, что брусчатка во дворе и сейчас “та самая”, четырех вековой давности.

Дом на площади Контрэскарп, где находился кабачок «Сосновая шишка». Кабачок «Сосновая шишка», где так любили собираться мушкетеры, место вполне историческое. Он находился на холме святой Женевьевы в доме №1 по площади Контрэскарп (Place de la Contrescarpe, метро Place Monge). Славились не только его кухня, но и вина, и такие знатоки стола и кубка как Рабле и поэты Плеяды устраивали здесь многочисленные винные дегустации. К сожалению, в настоящее время от кабачка осталась только вывеска над вторым этажом дома, а «историческое место» занято хоть и дорогой, но убого-стандартной мороженицей.

Улица Феру, в направлении Сен-Сюльпис. В одном из здешних двориков живет Атос. Про расположение дома Атоса сказано весьма кратко:

“Атос жил на улице Феру, в двух шагах от Люксембурга. Он занимал две небольшие комнаты, опрятно убранные, которые ему сдавала хозяйка дома, еще не старая и еще очень красивая, напрасно обращавшая на него нежные взоры.

…Он (д’Артаньян) миновал двор, поднялся на третий этаж и неистово заколотил в дверь Атоса”

Улица Феру проходит на расстоянии каких-то 50 метров от улицы Могильщиков, где жил, Д’Артаньян,. Точно так же спускается она от улицы Вожирар к площади Сен-Сюльпис. Чтобы зайти друг к другу в гости, мушкетерам вряд ли требовалось больше 5 минут.

Вожирар, 25 — адрес Арамиса. 

“Что касается Арамиса, то он жил в маленькой квартире, состоявшей из гостиной, столовой и спальни. Спальня, как и все остальные комнаты расположенная в первом этаже, выходила окном в маленький тенистый и свежий садик, густая зелень которого делала его недоступным для любопытных глаз.

…Дойдя до конца переулка, Д’Артаньян свернул влево. Дом, где жил Арамис, был расположен между улицей Кассет и улицей Сервандони.

…Молодая женщина (г-жа Бонасье) между тем продвигалась вперед, отсчитывая дома и окна. Это, впрочем, не требовало ни особого труда, ни времени. В той части улицы было только три дома, и всего два окна выходило на эту улицу. Одно из них было окно небольшой пристройки, параллельной флигелю, который занимал Арамис, второе было окно самого Арамиса.

…- Вы очень покладистый муж, любезный мой господин Бонасье! — сказал кардинал. — Могли бы вы узнать двери, куда она (г-жа Бонасье) входила? — Да. — Помните ли вы номера?
— Номер двадцать пять по улице Вожирар и номер семьдесят пять по улице Лагарп.”

Действительно, и сейчас третий дом от угла по улице Вожирар (если считать от Люксембургского сада) имеет номер 25 и раположен по диагонали от перекрестка с улицей Кассет. Конечно, на дом Арамиса в описании Дюма он не очень-то похож, да и окна на первом этаже ни одного нет, но место, очевидно, то самое.

Дом для Портоса 

«Портос занимал большую и на вид роскошную квартиру на улице Старой Голубятни. Каждый раз, проходя с кем-нибудь из приятелей мимо своих окон, у одного из которых всегда стоял Мушкетон в парадной ливрее, Портос поднимал голову и, указывая рукой вверх, говорил: «Вот моя обитель». Но застать его дома никогда не удавалось, никогда и никого он не приглашал подняться с ним наверх, и никто не мог составить себе представление, какие действительные богатства кроются за этой роскошной внешностью.»

Ул. Старой Голубятни ныне весьма зажиточна, так что домов, которые подошли бы Портосу, по крайней мере по внешнему виду, на ней предостаточно. Внутри, конечно, всякое встречается и в этом квартале, так что Портос не был оригинален в нежелании приглашать гостей.

Дом д’Артаньяна

Во франкоязычной Википедии указывается, что д’Артаньян жил в нынешнем доме №12 по улице Сервандони: В качестве обоснования этого утверждения приводится аргумент, что в доме №11 обитала семья Бонасье, а сам д’Артаньян жил в №12, поскольку в романе «20 лет спустя» говорится: «Увы, с тех пор, как мы в нашем романе «Три мушкетера» расстались с д’Артаньяном на улице Могильщиков, N 12, произошло много событий, а главное — прошло много лет.» Заметим, что такая ситуация возможна только при использовании старой нумерации домов, применявшейся до 1806 года, когда последовательные номера 11 и 12 располагались рядом и на одной стороне улицы. Отсюда следует, что нынешний дом №12 никак не может быть домом д’Артаньяна — ведь по старой нумерации он был №7, о чем говорит та же Википедия. Прежний дом с номерами 11-12 должен был располагаться на несколько домов ближе к ул. Вожирар, чем дом №7, а значит скорее всего иметь новый (нынешний) номер 16-20. Поэтому моя версия о том, что дом д’Артаньяна — это нынешний №16представляется мне более убедительной.

Вся информация и фотографии взяты здесь:

http://ru-travel.livejournal.com/27070035.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s