12 невероятных костюмов «Синей птицы» Электротеатра «Станиславский»


В обновленном Драматическом театре имени К.С. Станиславского, ныне — Электротеатре «Станиславский» творятся настоящие чудеса. Одно из них — трехдневный спектакль «Синяя птица». Режиссер Борис Юхананов решил разделить сказку на три части, каждая из которых имеет свое настроение, свою сценографию и свои оригинальные костюмы, которых в общей сложности больше 350. Именно этим шедеврам руки Анастасии Нефедовой, главного художника Электротеатра, и посвящается этот пост.

Одна из оживших, привычных Тильтилю и Митиль вещей — Огонь. Его душа выходит из очага и начинает свой танец в традиции японского театра Но. Богато расшитый костюм Огня не мешает артисту принимать замысловатые позы.

Наивный Сахар готов отломить свой сладкий пальчик, чтобы понравиться девочке Митиль. Он весь состоит из кусков рафинада и леденцов. На голове у него — корона из кристаллов сахара.

Веселые Пингвины появляются в «Синей птице» Бориса Юхананова, чтобы исполнить советский хит 60-х годов, песню о том, как «в Антарктиде льдины землю скрыли». В костюме Пингвина, по задумке Насти Нефедовой, можно ходить только по-пингвиньи, вразвалку, однако артисты умудряются бегать по лестницам Электротеатра, не выходя из образа.

Фея Берилюна из пьесы Мориса Метерлинка не так хороша собой, как Элизабет Тейлор в советско-американской экранизации «Синей птицы» 1976 года. У нее есть горб, а левый ее глаз — вставной. Нефедова решила пойти дальше и снабдить колдунью несколькими парами рук.

Комическая фигура — Наполеон — появляется в сценах Путча. Стоит объяснить: «Синяя птица» Юхананова — это не только всем известная сказка, но и рассказ о жизни страны, построенный на воспоминаниях актеров театра.

Часы — точнее, их ожившие души — исполняют групповой танец под музыку-тиканье. Головы танцоров венчают прозрачные шестеренки, а комбинезоны украшены принтом «часовой механизм».

Реконструкция довоенной елочной игрушки «Белая церковь» выше человеческого роста. Наверное, это самый тяжелый костюм из коллекции Нефедовой для «Синей птицы» — ходить в нем непросто.

Дьявол передвигается по сцене на пружинящих ходулях и щелкает хлыстом. Он выглядит угрожающе, но, как и Наполеон, играет в пьесе комическую роль.

Душа Хлеба осторожна, чтобы не сказать пуглива. Хлеб от всей души хочет последовать с детьми на поиски Синей птицы, но царство Ночи страшит его.

А вот и сама царица Ночь, во дворце которой таятся все несчастья и болезни мира. Ее египетский костюм напоминает нам о тайнах пирамид, обрядах погребения и опасных гробницах фараонов.

Костюмы Черных лебедей — самые зловещие в этой сказке. Зато танец маленьких лебедей, превращенный композитором Дмитрием Курляндским в забойный хит, можно считать самым веселым номером всей трилогии.Костюмы Черных лебедей — самые зловещие в этой сказке. Зато танец маленьких лебедей, превращенный композитором Дмитрием Курляндским в забойный хит, можно считать самым веселым номером всей трилогии.

Театр Но — важная часть «Синей птицы». Древние японские ритуальные танцы и фантазии (спектрализации) на их тему исполняют Души предметов и Великие Радости, еще не известные человеку. Перед вами Радость, скромный наряд которой контрастирует с объемным париком и фонтаном благих энергий, бьющим из ее макушки.

Подробности на Electrotheatre.ru

http://bigpicture.ru/?p=659928

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s